От автора

Коммент:
Спонтанно писалось 5 дней под впечатлением от рассказов в паблике vk.com/pacan_nomer1

Оценка: 5 из 5

Жирный турник

 

Дохуя пацанов знают жирного. В инете есть ролик, там его ещё админом называют. Жирный - он как древний индийский бог. Не какая-то хуета, возникающая на гренке, а настоящее древнее бессмертное существо, ебущее всех и вся.
Беда только в том, что при очередном перерождении процесс дал сбой, многовековая память стёрлась и божество продолжило существование с самосознанием закомплексованного жирного пиздабола, которого не уважают друзья и презирают тёлки.

С моим жирным товарищем приключались самые разнообразные истории - то в гавно наступит, то телефон проебёт, а то и пизды от гопоты получит.

Толстый всегда считал себя реальным пацаном, а потому уважал бухло, старался жить по понятиям и, по возможности, не собирать ебальником плевки, что удавалось редко.

В тот хмурый осенний день он натянул рваные кроссовки, адидасовские штаны, нацепил на голову кепарик и проверил рукой в кармане семки. Семок не было, да и откуда им взяться если он жрёт словно кабан в кульминации менструального цикла, чудом не сжирая себе пальцы. Жирный ловко съехал в зарыганном лифте, нажимая на все кнопки предусмотритльно взятым болтом, пнул рассохшуюся дверь и вывалился в перекопанный двор, под мелкий октябрьский дождь. На лавку засесть не удалось - вместо детской площадки красовалась разрытая яма, доверху заваленная мусором и бутылками. Она смердила сильнее чем трубы крематория и находиться рядом с ней почему-то желания не возникало. В связи с этим жирный принял волевое решение посетить соседний двор, благо была мелочь на сиську рыганины, которую в магазине называли пивом, а значит можно было неплохо посидеть даже под дождём, слушая в наушниках дабстеп.

Зайдя в киоск и купив у разукрашенной словно джокер, старой грымзы баклаху, толстяк вышел с ней и пересек двор, начав пить её на ходу. Первые десять больших, царских глотков были исключительно из вонючей пены, да и случайно попалась кожурень от грецкого ореха, которой жирный чуть не подавился, но дальше пошла живительная скользкая влага, отдающая почему-то мылом.

В соседнем дворе, в отличии от родного, было две сломанных лавки и ржавый турник, на котором под дождём занимались какие-то пидоры в трико.
- Ну-ка, мыши, все по норам! - подходя, хрипло заорал жирный, дабы приструнить строптивых. Однако он не рассчитал силы и прихлебнул из баклахи так, что подавился и зашёлся в кашле, от слабости прислонившись к чёрному ленд крузеру.

- Да он же долбоёб, эту тачку трогать! - сказали спортсмены и поразбежались с турников, забыв на них сменку и банки с ягой. Жирный же принял их спешное исчезновение за должное и вальяжной походкой двинулся к лавке, дабы продолжить распитие бормотухи.

***

Во двор въехала малиновая девятка, затонированная так глухо, что стекла напоминали заготовки из гудрона.
Неспешно, потому что у сильно заниженного ведра днище скребло по асфальту, а глушак цеплялся за каждую яму, проехала она мимо двух подъездов, а у третьего уткнулась в мусорный бак и заглохла.

Первые десять минут ничего не происходило, разве что изнутри слышалось глуховатое царапанье и постукивание. Затем загадка разрешилась сама собой - это водитель Колян застрял в своей ржавой центрифуге и открывал дверь изнутри отвёрткой. Наконец, дверь поддалась и он вывалился вместе с отвёрткой на тротуар, наступив ладошкой в кучу собачьего гавна и выронив инструмент.

Перематерившись, вытер лапу об траву и пнул ненавистную дверь, которая моментально захлопнулась наглухо.
Оглядев двор, он увидел жирного, беззаботно пьющего пиво на лавке.

- Э, сука, ты ахуел в нашем дворе пиво пить? Слыш, бес! - Колян уверенным шагом направился к жирному, огиная мусорные баки и растоптанные клумбы.

Жирного пробрал мандраж, при виде идущего к нему гопа, но он помнил мудрую цитату, написанную кем-то на заборе - "пацан пацану кровь, пот и атец", поэтому встал и приветственно расставил лапы, чтобы побрататься.
Однако, вышла какая-то ошибка, гоповской закон не сработал и жирный с ноги получил кроссовком по яйцам, свернувшись калачиком у лавки. Пиво упало и теперь вытекало на землю мутными потоками рядом с его головой.

- Ещё раз здесь увижу - пизда тебе, казлина ебаная - подытожил Колян и для верности вытер гавняную руку толстому об воротник.

Решив быть выше всего этого, жирный промолчал и так же молча похромал в свой двор, однако затаил в себе бессильную злобу, способную разрушить небольшую собачью будку.

Дома на кухне были вареные сосисочки и подсохший рис на плите. Он наложил его в тарелку с голубыми цветочками, сел за маленький кухонный стол у грязного окна и принялся есть, аккуратно убирая вилкой из риса цветочки.
Через окно виднелась разрытая глиняная яма, заваленная мусором, сломанные ветром деревья, сгнившая копейка, которая бывало тряслась от совокупляющихся в ней бомжей.
Жирный ненавидел свой двор, яму, бомжей, подъезд и своего деда. Так ненавидел, что беззвучно рыдал, ощущая своё бессилие всё изменить.

***

Стоял глухой вечер и дождь лил не переставая. Как толстый не упирался, родаки всё-таки выпнули его в подъезд с мусорным ведром, кинув вслед целлофановую накидку. Учитывая то что мусоропровод был забит тухлым мусором до девятого этажа, а лифт отключили потому что дождь заливал шахту, пришлось топать во двор к мусорным бакам.

Промочив рваные кеды, с трудом укрываясь целлофаном от хлещущего в рожу ливня, жирный пробежал через двор, чуть не навернувшись в котлован на обломки штакетного забора и высыпал мусор в переполненный бак, раскидав большую часть по земле вокруг.

Собравшись уже бежать назад, он приметил свет, исходивший из подвального оконца в соседнем доме. Учитывая что дом был под снос и в нём много лет никто не жил - источник света разжёг его любопытство и толстяк подбежал к дому, высматривая кто там тусит.

Оказалось что это его знакомые бомжи - прицыганили в подвал после полугодовой отлучки. И, конечно же, как гостеприимные хозяева сразу затащили жирного вместе с помойным ведром в гости - потчевать тёплой брагой, после рюмки которой опорно-двигательный аппарат превращается в ватный матрас.

Неспешно потрескивал камин, сооруженный из чугунных батарей, бомжи возлежали на ссаных шкурах, задумчиво жевали сушеных крыс и неторопливо беседовали. Кто-то вязал, а кто-то точил боевой топор.

За чаркой мутной бормотухи, лучший друг и наставник жирного бомж Эвридей полюбопытствовал - как жизнь у братухи, какие движухи на районе и чё как ваще.
От бухла у жирного развязался язык и он начал плакаться на то, как его опустил чёрт из соседнего двора.
- Ну так хуле ты молчал! - вскрикнул Эвридей и хлопнул его по плечу.
- Вы за меня вступитесь? - утёр сопли толстяк.
- Нет конечно. Хочешь накормить голодного - дай ему не рыбу, а удочку!
- Но я не голоден. Зачем мне жрать удочки?
- Долбоёб!! - оглушительно захохотал бомж - мы научим тебя постоять за себя! Ну-ка, где тут у нас турник?

И бомжи, хихикая и шурша куртками, быстро соорудили в подвале самопальный турник из гавна и веток.
- Иди, подёргайся! - толкали они жирного в спину, помогая подняться со шкур. Но охмелевший толстяк совсем не мог передвигаться и словно мешок, рухнул обратно на шкуры.

- Ты ещё не готов - вынес вердикт Эвридей. - Приступим завтра.

И жирный переехал к сенсею Эвридею в подвал.
Не в том смысле, как пидоры на сожительство, но чтобы познать искусство тайских потягушек и подготовиться к решающему бою с Коляном.

***

Бомж Эвридей стал мудрым сенсеем самым банальным способом - он был заурядным доктором наук в советском институте ядерной физики, но у него нашли рак яиц, его бросила жена, дети стали наркоманами и сдохли от передоза, вследствие чего он решил посвятить себя философии.

"Всё сложное можно заключить в простые границы ограничений и условностей" - говорил Эвридей ничего не понимающим собутыльникам, после чего в накате вдохновения принимался чертить километровые формулы углём или куском рыжего кирпича на бетонной стене заброшенной стройки, где частенько имел обыкновение отдыхать.

Он составил для жирного программу занятий и отправил спать в подвальный закуток, который бомжи обычно использовали как туалет.

***

- Асбест! Асбест, сука, ко мне! - это мужик во дворе кличет своего пса с дурацкой фамилией. Почему фамилией? Спросонья мысли бегают в голове как мишы. Или мыши? Разум постепенно возвращается в состояние бодрствования.

Во дворе сыро и холодно, ветки покрыты росой, солнце ещё не видно. Но надо подниматься, ведь сегодня первый день тренировок. Лежанка жирного - пяток досок, брошенных на бетонный пол, притрушенных сухой травой. Где-то в соседнем отделении подвала кашляют бомжи и шумит скороварка - готовится кофе. На досках особо не понежишься, потому, трясясь от холода, толстый вскочил как прыщ на жопе и принялся одеваться в свой спортивный костюм. А он с ночи холодный, сырой..

Вышел к бомжам: сенсей сидел на голове в углу, скрестив ноги и смотря в стену.
- Эвридей! - прокашлял жирный, растирая плечи и принюхиваясь к запаху варящегося кофе, который наводил на сомнительные мысли. - Когда занятия?
- А вот прямо сейчас! - кувыркнулся через голову бомж, взметнув просторные одеяния.
Они с жирным вышли во двор, бомж заливисто закукарекал, включил на плеере музыку из первого Рокки и, схватив большую палку, принялся гонять жирного по двору.

-Ай, ай, ну что же вы делаете, больно ведь! - носился толстяк по клумбам и регулярно получал по сальным бокам палкой.
Наконец, он поскользнулся и рухнул в котлован с мусором, разбив головой пятилитровый стеклянный бутыль, лежащий среди мешков с гнилой картошкой. - О, боже..

- Ты думал что ты силён? Но ты гавно. Надо больше тренировок - мудро молвил Эвридей, подавая ему палку, чтобы выбраться.

***

Спартанская жизнь среди бомжей закаляла жирного, словно подсыхающий на солнце цемент.
Из жирной лепёхи он превращался в крепкий серый бетон.

"Сила не для того, чтобы сломать всех - а для того чтобы не дать сломать себя."

Порой толстый давал слабину - хотелось бросить всё к чертовой матери и вернуться домой, на уютную кухню.
Но тут раздавался скрип днища и, обернувшись, он видел крадущуюся по двору фиолетовую девяху с выглядывающим из окна небритым ебальником Коляна - злость закипала в нём, словно пурген в прямой кишке и жирный начинал тренироваться с утроенной силой.

Недели тренировки не прошли даром - когда бомжи снова вызвали его держать ответ перед турником - жирный подтянулся не 3 раза как обычно, а целых 4 и тогда по щеке Эвридея скатилась скупая слеза:
- Ты готов, сынок! - похлопал он толстого по плечу. - Пора и честь знать. На вот тебе писятку с общака, сбегай, купи товарищам одеколона, а потом пойдём вваливать соседскому пидарасу.
И жирный побежал в киоск, зажав в руке дурнопахнущий полтинник.

Отстояв в очереди каких-то полчаса, он почти добрался к кассе, как зловонное дыхание поразило его обоняние и тошнотворный голос прямо за ухом пропел: - Мужчина, не пропустите? у меня немножко.

- О, конечно! - жирный не задумываясь откатился в сторону и перед ним проплыл такой батискаф, что даже кассирше пришлось подвинуться, дабы туша вместилась у прилавка. В охотничий сезон таким посетителям как эта дева заказано появляться в лесу - обязательно подстрелят, приняв за лося или медведя. Её прелести лежали на ленте рядом с продуктами, словно пакеты с жиром из фильма "Бойцовский клуб".

Дама протащила к кассе огромный баул с ценнейшими покупками - несколько баклах клинского, две палки деревянной колбасы, десяток пачек доширака и мивины, несколько бутылок водки Ромашка и сушёную воблу. Пока кассирша пробивала товары, усердно пикая сканером, жируха повернулась к толстому и задорно подмигнула, да так, что у него волосы на спине встали дыбом. Он стоял как деревянный истукан, не зная что делать и с замиранием сердца следил за этой вагиней.

Наконец, она собрала все в пакет и похромала мимо него на выход, не забывая косить глазом.
- Эм, ну.. я.. простите.. извините.. - захрюкал толстый, пуская сопли и пошёл за ней, словно собака на поводке, совершенно потеряв рассудок.
- ГЫ-ГЫ! - усмехнулась толстуха.

Выйдя на улицу, она громко рыгнула и поставила огромные пакеты на землю.
- Донести не поможешь?
- А, да, конечно-конечно - засуетился толстый. Он поднял пакеты и покорно поволок за ней через двор.

Зайдя в тёмный подъезд её дома, жирному пришлось дышать через воротник, так мерзко там воняло, но он справился и поднялся на двенадцатый этаж без лифта, пролив по дороге не один литр пота.

- Ну лан, давай сюда - жуя жевачку, подмигнула ему обольстительница. Затем щёлкнула пальцами с длинными красными когтями:
- Кстати, и ты мог бы присоединиться! У нас тут парняга откинулся с пятёрки, сегодня гуляем до утра. Ты с нами?

- Да, да! - жирный не мог поверить что существо, кажется женского пола, впервые в жизни куда-то его позвало.
- Ну тада скидывайся на подарки и приходи сюда к десяти вечера.
- Да, минутку, у меня тут писятка есть - толстый отдал ей смятый полтинник и выжидающе замер.
- Ну всё, заебок. - козонька вновь подмигнула ему - Давай до связи
И с диким скрипом закрыла дверь, задвинув её изнутри на засов.


Насилу выбравшись из подъезда, напоминающего катакомбы, толстый посмотрел на сгущающиеся тучи и к своему ужасу осознал что отдал все общаковские деньги бомжей. Но поворачивать обратно было поздно, и потому он побрёл по двору, надеясь не попасться бомжам на глаза хотя бы до вечера.

***

К вечеру на дворе разразился такой ураган, что ветер подхватил и закрутил в бешеном танце алкаша, возвращающегося с работы. Осознавая всю тяжесть сложившейся ситуации, жирный сидел в чьём-то падике, грустил и пил ягу.
В наушниках пищал Ак-47 - "Йоу, это А-ка, разработанная сра-ка", но толстому было не до шуток.

Мысль озарила его пустую голову словно вспышка молнии - толстый рывком поднялся, но в глазах потемнело от резких движений и пошатнувшись, он завалился на кучу мусора, насыпанного в подъезде. Потряс головой, выкинул смятую банку из под яги в мусоропровод и поссал туда же.
Он решил во что бы то ни стало вернуть своё бабло, ну и по возможности замутить с той красоткой, конечно.

Накрывшись картонкой, толстый добежал до её дома и поднялся на нужный этаж. Неуверенно постучал.
Услышав звук открываемого засова, он приготовился произнести пламенную речь перед жирухой, чтобы покорить её сердце, однако ему никто не открыл. Подождав для приличия двадцать минут, толстый потянул дверь на себя и она открылась сама - он вошёл в прокуренную и тесную квартиру с жёлтыми обоями и тусклыми лампочками без абажуров.

Пройдя через коридор по чьей-то обуви и морщась от запаха ссанины, жирный ввалился в единственную комнату этой норы, густо упакованную сигаретным дымом. Где-то в глубине глухо играл Михаил Круг.

Ему пришлось обойти всю комнату по кругу, всматриваясь в лицо каждому проступающему силуэту, чтобы в голове сложилось хотя бы примерная картина присутствующих в помещении. От некоторых лиц он морщился - на него смотрели старые, моршинистые рожи каких-то слесарей или грузчиков, хуй поймешь. От некоторых - вздрагивал и отскакивал - лысые, покрытые татуировками и без зубов, гоповские ебальники, синюшные и в шрамах. Попадались беззубые тёлки с чёрными фингалами и ярко-красными губами. Они отхлёбывали одеколон и о чём-то трепались сиплыми голосами.
Наконец, среди бесформенных клуб дыма, ему явилось не менее бесформенное ебало прелестницы, что сидела на газовом баллоне, ковырялась в жопе и курила сразу две сигареты.

- О, красавчик! - прохрипела она, размахивая когтистой лапой у себя перед рожей. - Ну чё ты шкеришься, фраерок, тут все свои!
- На вот, въеби самогончика - и она протянула ему рюмку с какой-то мутной жижей, на дне которой отчетливо виднелся дохлый жук.
- Я пока пропущу, здоровье, вся хуйня - вежливо отмазался жирный, чувствуя как мандраж пробирает его грудную клетку, путая мысли.

Он присел на краешек дырявого дивана и стал осматриваться по сторонам, думая о том, где же здесь можно взять денег. Очевидно нигде.
Тогда надо уходить.

Но Михаил Круг в этот момент сменился Викой Цыгановой и к нему вынырнуло из дыма щетинистое ебало в клетчатой кепке:

- Э, салабон целлюлитный! Тебя как сюда занесло?

Толстый открыл рот, но жируха опередила:

- Вла-асик, не трожь его, он хороший мальчик!

Но Власик её не слушал.
- Слыш, чепушило, тут пацанам надо помочь. Ты участвуешь?

- Ну, я.. да вряд ли.. - робко молвил жирный, отодвигаясь от, смердящего луковым перегаром, чёрта.

- Может ты ещё и свободный, а? - придвинулся гоп поближе.
- Я? Ну, не сидел я, да. И вам бы не советовал.

- Ты за кого тут мазу тянуть вздумал, пидрила? - внезапно разозлился гопник и в дыму блеснул нож-бабочка.
Глаза его покраснели, а губы в бешенстве затряслись.
- Ща я тебя, питух, манерам-то научу!

И он полез к обмякшему от ужаса жиробасу, но внезапно замер, захрипел и неестественно выгнулся назад, сползая с дивана на пол. Глаза его выпучились, изо рта потекло что-то тёмное. Гопник упал лицом вниз, подергался и замер. Из его спины торчал металлический прут.

Не успел жирный понять что происходит, как из тумана вынырнуло знакомое заросшое лицо Эвридея, который был сейчас очень похож на Логоваза из "Властелина овец".

- Пошли с нами, долбоёб!

Крепкие накачанные руки бомжей подхватили ватное тело и потащили через дым из страшного места.

От ужаса, но и отчасти от того что его по дороге ёбнули головой о деревянный косяк, толстый отключился.

***

Ночь жирный провёл у бомжей, на ссаном ложе, страдая от кошмаров, в которых он многократно бился башкой о турники.
К счастью, дождливая ночь таки закончилась и ласковое солнышко заглянуло сквозь узкое оконце подвала, чтобы выжечь жирному на щеке кружок.

- Ты глуп, ибо ты долбоёб - по-отечески молвил Эвридей, склонившись над толстяком и помогая подняться с тюфяка.

- Я.. хотел забрать.. - заплакал жирный, думая как оправдаться, но Эвридей его прервал:
- Мы всё знаем. Да и хуй с этим полтинником, главное что ты жив остался.

Толстый, отошёл в сторонку, просушил глаза у окошка, отхаркался и повернулся к бомжам:
- Ну, идём сегодня бить Коляна?
- Не мы идём, а ты, босяга - положил Эвридей руку ему на плечо. - Испытание для мужика может преодолеть лишь мужик, если он мужик.

И жирный, в компании четырёх бомжей и какой-то трёхногой шавки, увязавшейся за ними, двинул в ненавистный двор.

Уже издали он разглядел обоссаную девятку, капот которой был открыт - Колян в пятый раз за неделю капиталил движок, потому что кривые поршни гуляли в нём как шальные псы и регулярно ловили клин.

Весь в мазуте, с чумазым ебальником и кривыми руками, удивлённо уставился он на идущих к нему бомжей, который взмахивали плащами, словно агенты из Матрицы. Но увидев среди них жирного, расслабленно осклабился.

- Э, кого вы мне привели. Те чё петух, одного раза мало было?
Толстый удивленно захлопал глазами. Посмотрел сначала на Эвридея, подумав что фраза адресована ему, потом на Коляна.
- Да, ты! - подтвердил тот его худшие опасения.

Затем подошёл и толкнул мазутной лапой в плечо, оставив на олимпийке жирный чёрный след.
- Ну чё, сука? Чё ты, а?

Жирный отшатнулся и слёзы навернулись на его глаза: внезапно пришедшее осознание того, что умение подтягиваться на сраных турниках никак не помогает разобраться с гопотой, выбило его седла.

Он уже хотел развернуться и попытаться уйти, терпя плевки и подсрачники, когда Эвридей, доселе молчавший, придержал его и сказал Коляну:
- А вы не будете биться. Пиздуйте на турники, пиздюки.

- Но папа! - удивленно вымолвил Колян.
- Какого хуя?! - подскочил на месте жирный и уставился на Эвридея.
- Чё? - обернулся Эвридей.
- Ты чё его отец?
- Ну да, а чё?
- Не, как ничё, ты чё мне не сказал?
- ЧЁ ТЫ ЧЁКАЕШЬ ЧОКАЛО! - рассвирепел Эвридей - Я те блядь не мамочка, чтобы отчитываться.

Толстый в шоке отступил назад, увидав Эвридея в совершенно ином свете.
Немного потупил, пустил соплю, но потом собрался и со злостью выпалил:
- Ну и чё, я твоего сына бить что ли буду? Ни за что!
- Да ты охуел! - заржал Колян.
- На турники, суки! - прикрикнул бомж и выхватил из кармана двухметровый кнут. Мелкая трёхногая шавка оглушительно залаяла и, подбежав к жирному, начала трахать ему ногу.
- Да отвали ты! - тряс он жирной ногой в туфле с острым носком, которая так шла к зеленому адидасу.

Получив освежающего кнута по хребтине, жирный оказался у турников. Кругом лежали пустые баклахи из под пива, бычки, гандоны и пробки, а под самими турниками было насрано.
Кое-как взобравшись на перекладину и убедившись что Колян висит на соседней, жирный начал подтягиваться.
Лапы его дрожали, со лба хлынул холодный пот, но он упрямо тянул свою тушу, по форме напоминающую мешок от капельницы - неизменно вверх, миллиметр за миллиметром. Когда его прыщавый подбородок почти коснулся шершавой поверхности перекладины, жирный внезапно вскрикнул как баба, разжал пальцы и рухнул на землю, расплющив затылком кучу гавна.

Рядом послышался визг и глухой стук упавшего мешка костей. Жирный повернул голову и увидел лежащего рядом Коляна.
Несмотря на тренировки, никто из них, к своему величайшему позору, не смог подтянуться даже один раз.

Сзади раздался оглушительный смех бомжей.
- Пиздец, ну вы и дрищи, ебать! - хохотал Эвридей, держась за живот, поросший вязаным свитером.
- Я в ваши годы кольца на турничках крутил!

И бомжи удалились.
Сил вставать не было. Руки дико дрожали и болели в тех местах, где предполагалось располагаться бицухе. Жирный с Коляном помогая и подталкивая друг друга как старые бабки, поднялись и, трясясь, уселись за вкопанный во дворе столик.

Колян достал откуда-то ценнейшую заначку - початую бутылку слабоалкогольной водки "Ромашка". Отпил сам, угостил жирного.
- Пиздец блядь..

Толстый молчал, смотрел на облезшую трансформаторную будку и пытался не блевануть от вкуса палёной водяры.

- Какой из всего этого следует вывод? - философски изрёк Колян, глядя прямо перед собой.
- Какой? - спросил жирный.
- Уебаны мы ущербные.
- Не, ну не знаю как ты, а я.. - начал возмущаться жирный, но Колян махнул рукой в его сторону:
- Да оба, оба..

И толстый замолчал.

Так сидели они и смотрели на катящееся в помойку красное солнце, принюхиваясь к дымку от горящих костров, которым тянуло справа.
Принюхивались, до тех пор пока жирный не повернул голову и не увидел краешек своего дома, от которого и несло чёрным дымом, потому что он полыхал.

- Блядь! - заорал жирный и стремглав побежал домой. Руки его болтались как верёвочные плети.

© Евгений Дикс

25.4.2014  Размер: 21.9 kb /  Рейт: 0 /  Голосов: 0

Чёта я тебя не узнал - зарегайся или залогинься иначе твой коммент будет от имени гостя

  S  "Q"  U  B  I  [x]   ?
Оцени креатив

Поцказки

 

Отмена последнего действия
 
S
Ctrl+Y
Зачёркнутый текст
Зачёркивает 'выделенный' текст.
 
"Q"
Ctrl+Q
Вставка цитаты
Вставляет выделенный на странице текст как цитату.
 
U
Ctrl+G
Подчёркнутый текст
Подчёркивает 'выделенный' текст.
 
B Полужирный текст
Выделяет 'выделенный' текст полужирным шрифтом.
 
I
Ctrl+I
Курсив
Выделяет 'выделенный' текст курсивом.
 
[x] Очистить поле сообщения
Удаляет весь текст из поля сообщения.
 
Увеличить поле сообщения
Увеличивает поле для ввода текста.
 
? Справка
Показывает окно справки.
 
Отправка сообщения - Ctrl+Enter
 
закрыть

картинка
секретный код

(если не можешь прочитать - щёлкни по картинке)