Даун Таун
Косматый медведь
20/3/2009
Звон бьющейся посуды разбудил Наума посреди ночи.
Матерясь и ища в темноте тапочки, он чуть не вывалился в окно и случайно засунул руку в рот спящей Науме, отчего та, кашляя, в панике переебалась с кровати.

Сеструха, с красными от недосыпания глазами, смотрела на седого, который в одних трусах рылся на столе, пытаясь в темноте нашарить шариковую ручку.
— Наум..
— че? - не оборачиваясь буркнул Толян.
— че-че.. я тут подумала.. А у нас ведь фамилия одинаковая!..
— Да ты че блядь! А с чего бы ей быть разной?
— Вот и я думаю..

Он наконец нашёл че искал, но к этому времени забыл, нахера ваще это делал.
— Блядь! Че ты меня достаёшь?!

Наума тока руками развела.
— Вот то-то и оно!
— Че?
— Ни-че. - отрезал седой. - пошли на кухню, говорят там сейчас неспокойно, прямо как в Пакистане.

Седая обмоталась спальным полотенцем, чтобы не дай бог не шокировать случайных прохожих своей волосатой грудью и они двинули через коридор. Уже на подходах к погрызанной котами двери, из-за неё вновь раздался ужасный грохот и полетели куски стекла. Седой с сеструхой взвизгнули и, спотыкаясь, убежали за вешалку.
Толяну выпало прятаться за ссаным ватником Папы Падло, в котором тот работал на стройке.
От жуткой вони у него чуть не выпали глаза и пожелтели зубы.

Кашляя и пропёрдываясь, Толян вывалился с вешалки в коридор, жидко ссыканув в трусы и упал прямо головой на кухню.

Перед холодильником стоял медведь в очках, держа в когтистых лапах очередную тарелку.
От косматого ощутимо воняло жжёной резиной.

— Э-э.. - медведь не знал че и сказать в своё оправдание.
Впрочем и этого хватило для того, чтобы Наум с дикими воплями вскочил и побежал обратно. Но навстречу ему шла Наума и он, споткнувшись о бухту медного кабеля, спизженного папой Падло за долги предприятия, с налёту вьебал ей в челюсть совершенно машинально зажатой в лапе сковородкой.

Родственники повалились на пол и принялись усердно стонать, чем несказанно смутили бурого мишку.
Медведь принялся бочком пробираться мимо них, чтобы по-тихому свалить, но седой таки поднялся и упёрся ему в грудь пальцем.

— Ты разговариваешь!
— Эээ..
— Нет, не Э! Говори словами!
— Че сказать-то? - медведь уже практически начал заикаться, пытаясь уместить в своём мелком мозгу всю абсурдность происходящих вокруг него событий.

— Наума, поднимайся. Смотри кто к нам пришёл.
— Да леса горят.. - принялся оправдываться медведь.
— Спички тоже горят, если поджечь! - Наум подавлял жалкое животное своими каменными амбициями.

Тут Наума наконец смогла отодрать очки, застрявшие дужкой под дверным косяком и принялась рассматривать мишку.

— Бурый медведь — лесное животное. Обычные места его обитания в России — сплошные лесные массивы с буреломом и гари с густой порослью лиственных пород, кустарников и трав. Может заходить и в тундру, и в высокогорные леса. В Европе он предпочитает горные леса, в Северной Америке чаще встречается на открытых местах — в тундре, на альпийских лугах и на побережье.

— Может заходить в тундру, но не в нашу квартиру по ночам! - сурово поправил её Наум.
Квартира, оно помещение не общественного типа, а исключительно собственнического.

Медведь ошалело взирал на долбоёбов.

— И поэтому, - продолжала Наума - Промысловое значение бурого медведя невелико, охота во многих областях запрещена или ограничена. Шкура используется преимущественно для ковров, мясо — в пищу. Желчный пузырь применяется в традиционной азиатской медицине.

— Блядь, мне пора.. - буркнул косматый и потихоньку скрылся за дверью, пока Наум глядел прямо в глаза Науме.
Он наивно полагал что умеет затыкать людей взглядом.

И лишь когда щёлкнул дверной замок - медведь закрылся за собой снаружи - они спохватились.

Минуты не прошло, как Толян, сорвав со стены дедову двустволку, накинув плащ и нацепив старую охотничью цигейку, выскочил в подъезд, чтобы догнать ценную мясную породу.


Светало.
Суровый закат мёртвой Сибири плавно окрасился в розоватый цвет встающего солнца.
Мёртвая тишина проспающейся зари не нарушалась ничем, отчего движение тумана у линии горизонта казалось мучительно бесконечным..

Грохнул выстрел. Резкий всплеск палёного грохота жжёной картечи разогнал мёртвую тишину, порвав её на куски.
И тут же стих, плавным эхом уходя вдаль.
За седьмым и девятым домами поднималась чёрная гарь.

Наума стояла у окна, раскрыв его настежь, и дрожа от утренней прохладцы вглядывалась во двор.
— Нау-у-ум..
Ответа не последовало.
Исходя из того, что медвежьего рыка слышно не было, она смекнула - что на кого-то выстрел всё-таки пришёлся и очевидно это был сам седой.

— Толька! Жди!
Наума ринулась в подъезд.


Развороченное дедово ружьё лежало в стороне, практически полностью под старой заросшей скамейкой, источая лёгкий дымок сгоревшего пороха. Взрывом его разворотило словно банку с протухшими консервами и теперь оно было абсолютно не пригодно для дальнейшей стрельбы.

А Наум с момента неудачного выстрела теперь был непригоден для письма, чтения, самостоятельного опустошения мочевого пузыря и ещё множества простейших операций. Не говоря уже о более сложных..

Когда из-за кустов раздался топот лаптей и выбежала всклокоченная сеструха, закутанная в папкину фуфайку, с дедовыми валенками на ногах и руках, Толян наконец смог повернуться так, чтобы смотреть в небо.

Рассвет заполонил пустые дворы мягким светом зарождающегося утра, окрасив небольшие, полупрозрачные облачка в бирюзовые тона, а слабый ветер лёгким прикосновением охлаждал обожжённую щеку..

— Ушёл сука..

Rise up.. Don't falling down again..
Rise up.. Love like I broke the chains..

I tried to fly,
a while,
so high,
direction - sky!

I tried to fly,
no lie,
so high,
up to the sky!

My dream.. is to fly..
Over the rainbow.. so high!
My dream is to fly
Over the rainbow..
Eh...

← Вернуться на зад

Text size: 5824
Words: 585