Даун Таун
Диэтилхуелизергитамид
31/10/2017
Однажды, когда Наум был маленьким, его оставили в квартире одного - в пятиэтажке загорелся подвал и родители, схватив документы и деньги, выбежали на улицу дожидаться пожарных.

Седой уселся было в кресло планируя посмотреть Твинисов, но телевизор не включался - дом обесточили. Скучая, седой пошёл бродить по комнатам.
Вечерело и комнаты медленно погружались в серость тоскливого осеннего мрака. И, разумеется, в первой же комнате, служившей по совместительству складом старых вещей, Наума поджидал сюрприз.

Посреди комнаты лежала старая чёрная шляпа, покрытая паутиной. Седой хотел стать лётчиком-испытателем, как его предыдущий отец. Не зная ещё, что на самом деле он этого не хотел, а предыдущий отец лётчиком вовсе и не был.
Тем временем, шляпа пошевелилась.

— Что за бесовщина!
Наум не стал ходить вокруг да около, а сбегал в сарайку, построенную ёбнутым папой Падлой посреди зала, и вернулся с хоккейной клюшкой.
— А ну, шляпа! - крикнул он для храбрости и запустил клюшку в шляпу.

От удара шляпа с хлопком взорвалась и посреди комнаты разверзлась чёрная дыра, начавшая с утробным рёвом поглощать всё вокруг. Из дыры майонезными шлепками разлеталась антиматерия. Она попадала на мебель, вещи, капельницы и кустарник, втягивая в себя всё без разбору.

— Что же я натворил! - в панике вскричал Наум и вознамерился бежать к родителям на улицу, несмотря на то, что дверь не открывалась изнутри уже который год.
— Год сейчас двадцать пятисотый - угрюмо сообщил стоящий рядом с Наумом милиционер. И добавил, всё так же не отрывая взгляда от растущей чёрной дыры - Измерение схлопывается. Самое подходящее время, чтобы осознать собственное несуществование и перестать мучаться осознанием грядущей гибели. - Ведь.

— Что? - задрал голову Наум, всматриваясь в задумчивое лицо милиционера.
— Ведь если осознать что нас нет, то и умирать нечему.
— Ну, так-то да.. - согласился Наум.

Милиционер достал из кармана кастрюлю с гречневой кашей и поделился ложкой с Наумом. К тому времени дыра сожрала значительную часть комнаты, и седому с незваным гостем оставалось лишь сесть на край бытия, свесив ноги в зияющий void.
— Диэтилхуелизергитамид натрия - так кажется называлось вещество, открытое учёным, который много чего наоткрывал за время своего существования. - задумчиво изрёк милиционер, ковыряя застывшую от космического холода гречку ложкой. - Это вещество разогревало и разгоняло человечий мозг настолько, что он получал возможность полностью осознать собственное устройство.
Наум жевал кашу и слушал, причувствываясь языком к щиплющим элементам каши.
— Открыл этот учёный свой диэтилхуелизергитамид, осознал себя, как часть окружающего ландшафта, а дальше и говорить ничего не надо было. Любой идиот, даун и даже грузчик с пивного склада - начинали понимать достаточно, чтобы перестать думать и действовать. Проблема низкой эффективности людской коммуникации была решена способом, который никто не ожидал. Другими словами, если раньше пытались найти новые способы коммуникации, чтобы донести знание одной особи до другой, то теперь нужное знание возникло в голове всех вкусивших и выпивших этот ёбаный диэтилхуелизергитамид самостоятельно. Потребность в коммуникации отпала. Как и во всем остальном.

Наум ещё немного пожевал кашу и понял, что дальше жевать необязательно. Понимание возникло как-то само собой. Растущая дыра, обесточенный телевизор, родители во дворе, горящий подвал, сношающийся с котами сосед - всё обратилось в бессмысленные слова, звучащие в голове ровно до тех пор, пока не перестанешь их там воспроизводить.
Желание уйти из комнаты тоже показалось Науму странным и непонятным, словно бы озвученное на незнакомом языке горбатого таиландца, торгующего рублёными свиными членами у выхода из торгового центра.

Растущая дыра шумела космическим ветром. Ярко вспыхивали и мелькали залетающие в комнату звёзды.
Милиционер откинулся на спину и растянулся на полу комнаты.

"Ты и не милиционер вовсе" - подумал Наум, ограничившись безмолвной мыслью, не облечённой в слова даже внутренним голосом. Коммуницировать с собеседником выглядело необоснованным излишеством. "Ты такое же существо как и я, шедшее по пути своего развития согласно внешним обстоятельствам, облачившееся в униформу, скопировавшее массу чужих манер и особенностей поведения, передаваемых из уст в уста сотни лет. Ты ходишь и смотришь, говоришь и выполняешь, реагируешь и активничаешь, уставая и отчаиваясь, радуясь и забываясь во сне при каждом наступлении темноты - точь-в-точь как и я".

— У-у - совою ухнул милиционер, глядя в потолок и чему-то улыбнулся. - У-у..

Наум встал и, растворяясь на ходу подобно сахарной вате в горшке с горячей детской ссаниной, направился к центровине чёрной дыры.

← Вернуться на зад

Text size: 4727
Words: 474