Даун Таун
Заблудился
05/8/2009
Ещё не успели осесть клубы дорожной пыли, приподнятые до уровня чолки отъехавшей каретой с пузатыми уебанами, как Наум, наскоро отмахав им затвердевшим от соплей носовым платком, вскочил на батькиного рысака, пришпорил его советскими кедами и помчался исследовать горы в составе уездной комиссии - ссаного штабельмейстера, убер-капитана Левоньтьева и шедшего нахуй уже тогда Леониды Ивановны Брежнева.

Топот копыт, стук грома и молнии, раскаты мощного поросячьево хрюка - седой ехал до самой ночи, пока его всё окончательно в хлам не заебало.
Когда заебало - слез с коня и три раза наугад выстрелил в темноту. Два раза кто-то с криком подох. "Очевидно слежка" - думалось Науму, пока он заворачивался в брезент близ разведенного из автомобильных покрышек привалочного костра. "очевидно.."

Сон пришёл тяжёлый, хуёвый, всё время седого не покидало ощущение что он лежит не на кровати и даже не завёрнутый в брезент на берегу болота, а полностью голый на твердом деревянном столе, покрытом толстой стеклянной пластиной и из-под этой вот пластины на пол что-то капает.

Проснулся он как всегда обоссавшийся, замерзший, голодный и невыспавшийся, красными глазами встречая тяжёлый бурый рассвет, лениво расползающийся над мрачным гнилым болотом. Серые камыши стояли недвижимы, толстые чёрные ели кололи пиками небо, образуя непроходимую стену. Из-за явного недостатка света всё было раскрашено в бурые тона и серые краски. На болоте квакали просыпающиеся жабы, а Науму сильно хотелось ссать. Но он не хотел вылезать из брезентовой обертки - снаружи холодно, а внутри надышал.

Наконец не вытерпел - вырвался из плена сырых простыней, полчаса блядь оттуда выкутывался, пока наконец не выпал головой в болото. Тут-то его и проняло.
Содрал с себя остатки брезента, разнервничался и пораскидал их в стороны, а затем, раскрасневшийся и запыхавшийся, положивший уже хуй на утреннюю прохладцу и росу, поссал от души в болото, выссав всё что только смог, до последней капли.

Утро продолжало всё также медленно начинаться.

Седой вскочил на вороново-хуеново, на скакалку свою деревянную и кубарем покатился по дороге, идущей вдоль болота, чтобы найти людские поселения и с аппетитом позавтракать. Но вот только невдомёк было идиоту, что это только в сказках встречаются блядь избушки на курьих ножках и постоянно фартит с халявной жрачкой. В его же случае он ускакал в какую-то хуем забытую, пробитую и забитую тундру где трава росла выше башки и перестал скакать лишь с первыми петухами следующего утра, когда сдох конь.

— Заведомо.. - только и проныл Наум, так как не знал что делать дальше.
Так бы и подох он от голода и усталости, если бы не охуел от волчачьего воя в этой сраной лесной гуще. Волки выли, выли, ну а потом и сделали своё чёрное дело. Им же там нехуй чем заняться, в тайге-то..

Искали Наума с МЧСом ещё трое суток, да только не нашли нихуя кроме костей коня и собачьей будки. А в будке Наума не было, поэтому поиски объявили завершившимися и неудачными. И пошли к пацанам пиво хуярить. Зарплату то все равно получат.

← Вернуться на зад

Text size: 3044
Words: 319